dr_divisenko (dr_divisenko) wrote,
dr_divisenko
dr_divisenko

О врачебной коллегиальности

Originally posted by uborshizzza at О врачебной коллегиальности
Переход по щелчкуВ верхнее тематическое оглавление
 Переход по щелчку Тематическое оглавление (Медицинские байки)


Хотя я уже, страшно подумать, более четверти века работаю с врачами, но с чисто этнографической точки зрения они по-прежнему представляют для меня огромный интерес. Помимо число физических отличий от людей (они болеют всем подряд в особо извращенной форме, а Ося_Майор сообщает, что у врачей даже собаки и кошки отличаются крайней болезненностью) так называемые врачи культивируют странные и зловещие обряды и традиции. Говорят они на своем «тайном языке», который отличается не только наличием в нем особых, непонятных для непосвященных терминов (например, «вегетососудистая дистония», означающая, что врачу лень разбираться в том, на что жалуется пациент, тем более это наверняка или само пройдет, или не лечится), но и тем, что многие вроде бы обычные слова употребляются ими в совершенно своеобразном смысле. Например, пресловутая «коллегиальная солидарность», по поводу которой врачи и пациенты не могут придти к общему мнению просто потому, что понимают под этим разные вещи.

Кроме того, при описании их диких народных обычаев надо учесть, что врачи – это не единая однородная смесь, а куча специфических народностей, и перепутать анестезиолога и андролога – не только проще, но и еще обиднее, чем перепутать армянина и азербайджанца. Если, к примеру, хирурги-травматологи – крупные суровые особи, питающиеся исключительно мясом и коньяком, то терапевты – это эльфоподобные травоядные создания, питающиеся пыльцой и нектаром.

И уж тем более нельзя путать врачей, которые водятся в разных странах. У них резко различаются не только размеры и окрас, но и пищевые привычки и брачные обычаи. Например, американский врач в течение нескольких лет строит себе брачное гнездышко, отгоняя увивающихся вокруг самок, после чего обзаводится подругой и начинает высиживать выводок. Обычно через несколько лет самка его из гнезда выгоняет, он начинает вить другое… и так до тех пор, пока не поумнеет. Отечественный же врач окрас имеет серый, маскировочный, а для прокорма даже в солидных летах имитирует поведение птенцов – высовывает из кабинета голову и начинает громко орать, трепеща крылышками, до тех пор, пока кто-то из пролетающих по коридору его не покормит. Гнезда не вьет, предпочитая подселяться к теще, кормление выводка тоже сваливая ей на голову. В общем, кукушка кукушкой.

И уж тем более резко различается их поведение, когда речь заходит о так называемой «коллегиальной солидарности».

Врач заморский, равно как и большинство врачебных видов, обитающих в Западной Европе, ни в коем случае не скажет дурного слова о работе своего коллеги, зная, что тот в отместку расклюет ему голову и выдерет все перья из хвоста и банковского счета. Зато если речь пойдет о судебном разбирательстве, то врач заморский, положив лапу на библию, заложит коллегу за милу душу, засвидетельствовав, что тот своими неумелыми действиями нанес невосполнимый физический и моральный вред, за который коллега должен выложить адвокату безумное количество вечнозеленых. Так что в случае судебного разбирательства врачебная коллегиальность сводится к тому, что врач против врача бесплатно свидетельствовать не будет. За деньги – да, а бесплатно – фиг.

Отечественная врачебная коллегиальность – нечто, прямо противоположное заморской. У нас любой врач, узнав, как Вы ранее лечились, для начала подробно расскажет, каким кретином был тот, кто это повыписывал и надиагностировал. Зато в случае судебного разбирательства будет стоять до последнего, на голубом глазу рассказывая, что то, что пациенту отрезали не ту ногу, не может каким-то образом считаться как нанесение вреда здоровью. Действительно – какая разница? Если кому-то надо было одну ногу отрезать, то наверняка надо будет вскоре и вторую оттяпать, так что пусть радуется, что ему уже сделали необходимую для него в скором будущем операцию.

Казалось бы, с точки зрения пациента поведение врача заморского намного предпочтительнее, но это – только при поверхностном взгляде.

Начнем с отзывов врачей друг о друге. Академик Павлов учил, что врачам друг про друга при пациентах гадости говорить нельзя, хотя и хочется, так как от этого пациенты расстроятся, испугаются и у них пойдут ятрогении по всему телу. Полная фигня! Единственно, что сдерживает зажравшихся заморских врачей от того, чтобы сказать о коллеге все – это боязнь судебного преследования. А ятрогенные заболевания придумали руководители райздравов, чтобы было, на кого списывать повысившуюся смертность.

Если смотреть здраво, то огульное охуивание врачей друг друга – крайне полезная приспособительная реакция, вроде красного цвета спины или вонючего запаха у несъедобных жуков. Тем самым врачи честно предупреждают, что уровень медицины такой, какой он есть, и не надо ко всему, что они несут, относиться некритично. Если Вас интересует свое здоровье – относитесь к врачам как к ненадежным измерительным приборам. Дублируйте показания, подбирайте хорошо откалиброванные экземпляры.

Теперь о судебных разбирательствах. Тут народ ну прям как дети, считают, что чем больше с врачей спрашивать, тем лучше он будет работать. Ага – это по принципу «чтобы корова больше доилась и меньше ела, ее нужно больше доить и меньше кормить».

Есть хорошо описанный психологический феномен, что большинство людей лучше всего работают при мотивации средней степени интенсивности. Даже у профессиональных врачей, долго тренировавшихся в анатомичке, смерть их пациентов мотивом малой интенсивности считать нельзя, так что от дополнительной загрузки пользы не будет. Не надо, как в лихие 90е, приходить в операционную с пистолетом и орать, что, если чего – вы тут всех положите…

Так что как врач умеет, так он лечить и будет. А как он умеет? Если честно – то довольно посредственно. Точнее – по-всякому, к кому попадешь. Или к кому не попадешь, так как врачей у нас очень сильно не хватает. Условия работы таковы, что значительное число врачей с дикими воплями разбегаются из медицины, только пятки сверкают. Среди оставшихся средний коэффициент совместительства 1,5, и то в не-хлебных специальностях куча ставок не закрыта. Поэтому наш врач – усталый, замотанный, не выспавшийся, спешащий (так как работать надо и за себя, и за того парня), да еще и малограмотный – технологии в медицине меняются быстро, а на повышение квалификации не остается ни сил, ни времени, ни денег.

Идея, что если врач будет платить за ошибки дикие бабки за возмещение ущерба, то он будет лучше работать, может быть только у тех, кто не просчитывает последствия. В забугорье врачи платят обязательную страховку, то есть де-факто деньги платят пациенты, а идут они адвокатам. У нас (в рамках новой редакции закона об здравоохранении) больницы спихнули финансовую ответственность на врачей. Платить страховку из своих зарплат они не смогут, компенсировать иски своими зарплатами и имуществом… В результате врачей у нас останется еще меньше и они будут еще более невыспавшиеся.

Помимо этого если над врачом висит возможное судебное преследование, то он будет лечить не так, как надо, а так, чтобы не придрались. По стандарту, а не как нужно.

Собственно, процесс стандартизации и формализации лечебного процесса идет вовсю. Например, утверждена продолжительность пребывания больного в больнице в зависимости от диагноза. Не только врачи, но и нормальные люди понимают, что держать, к примеру, после инсульта надо в зависимости от того, как идет лечение. Кого – побольше, кого – поменьше. Теперь с этим пережитком покончено, и всех инсультников будут держать 18 дней.

Так что если Вы считаете, что знаете, как быстро и легко улучшить отечественное здравоохранение, то Вы ошибаетесь.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments