dr_divisenko (dr_divisenko) wrote,
dr_divisenko
dr_divisenko

Про депрессию.

Оригинал взят у escribir_un в Про депрессию.

К написанию этого текста меня подтолкнул невинный пост в блоге Яндекса вконтакте
Они пишут там:«пока вы не перешли в режим беспричинной осенней депрессии..»

Так вот, давайте разберемся.
Международная классификация болезней говорит нам, что это болезнь.Вариативная, аж 6 видов.Не блажь, не лень, не издевательство над окружающими.Если мы не верим МКБ, то кому вообще можно верить?

Вот тут очень грамотно разъяснено, как она устроена химически и биологически, со ссылками на книжки и статьи.



Я существую, мы существуем, они существуют..

Далее будет длинная телега про то, как я болела и как выздоравливала.

Примерно в сентябре 2010 года я почувствовала, что теряю силы.Мне было 20 лет, я поступила в институт после трех лет поисков призвания, работала на тяжелой, но любимой работе, встречалась с красивым мальчиком, и все было хорошо.В начале сентября я взяла на себя обязанности старосты группы, прибавилось заполнение посещаемости и личные беседы с каждым не разобравшимся в наших неочевидных правилах.

Я стала хуже спать, повысилась тревога, и самое главное - я хорошо помню год и два до того, и помню их сочно, с картинками и ощущениями, что говорит о том, что это не проблемы с памятью. А начиная с этой осени я не помню почти весь следующий год.Я могу по ряду признаков восстановить, что я работала, училась, что-то сдавала, мы ходили с мальчиком в какие-то места, но период с сентября 2010 по февраль 2011 я просто не помню.Он слился в какой-то бесконечный тускло-серый коридор.

К январю я перестала спать ночью совсем, все праздники я целыми ночами смотрела сезон за сезоном "Скорую помощь", а в остальное время спала.Ооо, как же много я могла спать.Я спала по 10, 15, 18 часов в сутки, и меня невозможно было разбудить, и при этом я не высыпалась.Самое лучшее, что было в моем мире тогда, это сон, да и вообще лежать, завернувшись в одеяло.Мне не хотелось ничего, кроме как проснуться и спать дальше, это стало смыслом и целью.И я пошла к врачу.Ну, как пошла – мама, царствие ей небесное, пинками вытолкала меня к ней, понимая, что что-то не так.

Врач сказала мне, что с февраля положит меня в стационар, и выписала антидепрессант.Я не очень понимала, зачем это нужно, потому что в моем мире мне просто не давали спать, а заставляли рано утром вылезать и ездить на обследования.Тревога все усиливалась, я выносила мозг мальчику, в феврале меня положили.В больнице я спала еще месяц с перерывами на процедуры и еду, я там вязала и чуть-чуть читала, это все на что хватало сил.В марте меня выпустили, я ушла с работы, а в конце марта мальчик не выдержал и слился.Где-то в марте же я перестала есть.Я открывала холодильник, понимала, что ничего из него не хочу, даже шоколадку, даже бутерброд, даже яблоко.Все то вкусное, что я любила когда-то(а я с детства любила повеселиться, особенно пожрать), слилось с остальным миром и стало безликим и серым, никаким.

Вообще, в этой болезни самое главное, что тебе чем дальше, тем больше никак.Сначала ты перестаешь чувствовать радость, интерес, вдохновение.Потом уходят радости еще проще - сон, еда, секс.Общение с друзьями - штооо, это ж из-под одеяла надо вылезти?Ну нет, нам здесь гораздо безопасней.Через некоторое время становится плевать и на обиды друзей, и на нелады с работой, и на бедность, и на профессию, и на будущее.Мозг пропускает это, как неважное.Важно посмотреть еще серию.И еще одну, и еще.

А тем временем, хотя мама, спасибо ей, кормила меня, учеба никуда не девалась.И вот, я стремительно теряла вес, обрила голову, в первый, и видимо последний раз в жизни носила джинсы 42-го размера, и мне надо было выдать творческую курсовую видеоработу.ТЗ выглядело примерно так:чтобы это было о вас(т.к. тема "Автопортрет"), с соблюдением законов драматургии, вы не можете рассказывать о себе напрямую, хронометраж - минута.Творчески родить, когда у тебя нет желания даже есть.

Короче, вечером первого июня 2011 года я без особых мыслей в голове дошла до кухни и наглоталась снотворного, антидепрессантов и еще чего-то, что было у меня в холодильнике, и села на пол.

А потом подумала - у мамы больная спина и слабые нервы, в соседней комнате пятый год лежит парализованная бабушка, мама почти не спит.Мама испугается, если найдет меня такой.О, великая сила испуга.Дальше неаппетитно – вызов рвоты, скорая, промывание желудка, склиф, разговор с участковым.

Вернувшись, я уговорила маму отпустить меня с отцом к Роме на дачу, это было почему-то тем местом, из которого я могла черпать силы.Там я придумала, про что будет автопортрет и мы с Верой его сняли.Вообще, это стало поворотной точкой, тот июнь.

А в июле моя врач, к которой я продолжала ходить(в июне я ходила каждые три дня, кажется), ушла в отпуск, и меня забрал другой.И изменил мне схему лекарств, добавив нейролептик к имеющемуся антидепрессанту и противосудорожному.

Я рассказываю все, что помню про год от сентября до сентября четыре года назад, потому что благодаря этим лекарствам я сначала выжила, а потом вернулась к нормальной жизни.

В сентябре 2011 я вышла на работу курьером, ходьба являлась для меня заменой психотерапии, которую я не могла себе позволить, и я в буквальном смысле прошла до ремиссии пешком.Голова под лекарствами соображает слабо, но у меня невысокие ценности иерархии по жизни( а вообще интересно, бывает ли она высокой у депрессивных больных?), поэтому на этом этапе ходить советую всем, любая простая работа, связанная с физическим трудом и сменой картинок перед глазами будет полезна.

Где-то к марту 2012, через год после постановки диагноза и полтора с начала болезни мне поставили ремиссию.Мой врач был со мной суров, и сказал, что только после трех лет ремиссии снимет меня с лекарств.Я злилась(они стоят денег, и немаленьких), но терпела, потому что жить и чувствовать снова оказалось слишком здорово, чтобы лишать себя этого.

А, кстати, пить алкоголь в сочетании с лекарствами категорически нельзя, и я 4 года отвечала на всех тусовках, что буду сок, и получала много непонимания.Но это были (и остаются) мои единственные мозги, и сохранить их было важнее, чем соблюсти социальные условности.

Спустя 4,5 года медикаментозной терапии и 5 лет с начала болезни я перестала пить лекарства и не почувствовала никаких изменений.Я полгода не пью ничего, улучшающего мое настроение, и мне хорошо, и весело, и грустно бывает, и я все это чувствую так, как это чувствует любой здоровый человек.Я победила дементора. Я здорова:)

Но я победила его не одна.

Спасибо моей семье и маме, Лейле Энверовне Маметовой и Сергею Александровичу Сюнякову, и всему 2-му отделению ПКБ №12(она же "Центр пограничных состояний")
Спасибо всем моим работам, позволявшим мне покупать лекарства, и моим друзьям, которые остались со мной.
Спасибо моему мозгу, который справился:)

Теперь - так:


Я ношу 48-й размер одежды, я люблю и любима, этой осенью мы уедем в тепло и море, и будем жить там долго-долго.Огромный, раскрытый мир у меня перед глазами, и моя смелость не разогналась еще и на четверть)

Самое главное, что я хотела сказать этой километровой телегой - это то, что депрессия кончается навсегда, если ее лечить.

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments